Лекции и учебные пособия по системному анализу

Системный анализ

«Основы теории систем и системного анализа»

В. Н. Спицнадель

Оглавление    
Глава 2.1, «Логические основы системного анализа» Глава 2.3, «Интегральный тип познания»

Глава 2.2, Методология познания

Методология научного познания, соответствующая особенностям  современной НТР, должна служить теорией познания в науке и технике.

...

Главная задача методологии — создание современного синтеза всех накопленных научных знаний.

M. В. Мостапенко. Философия и методы научного познания

Познакомимся подробнее с понятиями «метод» и «методология».

Применение системных исследований во многих областях науки, техники и технологии позволяет лишь утверждать, о тенденции современного общества к использованию системного подхода. Почему мы говорим только о тенденциях, а не о реальных системных исследованиях? Объясняется это тем, что реальные системные исследования могут проводиться только при наличии арсенала специфических методов. К сожалению, успехи в этом направлении построения системной науки (и прежде всего технической) к настоящему времени более чем скромны. В ее различных разделах (системный подход к решению проблем управления предприятием [Обмен опытом в радиопромышленности. 1972. N 12], системный подход к управлению качеством в электронной промышленности [Электронная промышленность. 1971. N 4], системный подход и проблема качества [Сборник рефератов НИР // Сер. 21—28. 1971. N 2] и пр.) много говорится о задачах системного анализа, понятие «система» становится одним из главных, ищутся пути понимания объектов как систем и т.д. Однако реальная польза от этого направления может быть получена лишь тогда, когда специалисты конкретных технических дисциплин получат развернутое теоретическое представление о методологии системного исследования. Только при этом условии ученые и инженеры смогут «переосмыслить» полученные результаты, применяемые методы и наметить пути дальнейшего анализа [Садовский В.Н. Методологические проблемы исследования объектов, представляющих собой системы // Социология в СССР. М.: Мысль, 1966].

Прежде чем перейти к решению этой задачи, необходимо выяснить, что понимается под методологией системного анализа.

Несмотря на то что этой проблеме посвящены многие работы, цельного представления о методологии науки и отдельных ее направлений до сих пор нет. Почти каждый автор [Философский словарь. М.: Политиздат, 1968; Философская энциклопедия. М., 1964. Т. 3; Кобзарь В.И. Методология науки и некоторые вопросы методологии технических наук // Научно-техническая революция и некоторые методологические проблемы технических наук. Л.: АН СССР, ИИЕТ, 1970 и др.] по-своему определяет содержание этого понятия. Анализируя и обобщая литературу по методологическим вопросам, можно, не претендуя на полноту определения, под методологией системного исследования понимать совокупность системных методов и средств, направленных на решение сложных и комплексных проблем.

Если системный метод представляет собой общий подход к решению какой-либо сложной проблемы объекта с учетом его целостности, способ достижения цели, определенным образом упорядоченную деятельность, то системным средством называется совокупность принципов и понятий.

Понятие о методе и методологии

Метод — это путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов) [Мостапенко М.В. Философия и методы научного познания. Лениздат, 1972].

В связи с таким пониманием метода следует обратить внимание на два обстоятельства. Первое: для методического подхода к предмету исследования необходимо некоторое предварительное познание, которое само зачастую может быть и ненаучным, неметодическим, стихийным. Второе: любой методический подход, опираясь на некоторые общие знания, связывается тем самым с какими-либо философскими взглядами, представлениями.

Поскольку метод связан с предварительными знаниями, методология, естественно, делится на две части: учение об исходных основах (принципах) познания и учение  о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы.

В учении об исходных основах познания анализируются и  оцениваются те философские представления и взгляды, на которые исследователь опирается в процессе познания. Следовательно, эта часть методологии непосредственно связана с философией, с мировоззрением.

В учении о способах и приемах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих  общую методику исследования.

Методология научного познания изучает методы научного исследования.    К ним относятся, во-первых, исходные основы и принципы научного исследования и, во-вторых, приемы и способы эмпирического и теоретического исследования в науке, опирающиеся на эти принципы. Методологию научного познания иногда отождествляют с логикой научного исследования. Такое отождествление нельзя считать правильным. Оно возникло в рамках логического позитивизма, преувеличивающего значение логики в познании до такой степени, что даже философию он стал рассматривать лишь как часть логики, а именно — как логический анализ языка науки.

Нетрудно понять, что содержание методологии научного познания шире, чем содержание логики научного исследования. Последняя обычно понимается как учение лишь о логических методах научного исследования. Методология же научного познания сверх того изучает исходные принципы познания, методы подготовки и проведения наблюдения и эксперимента, пути формирования и развития общих научных понятий и т.д.

Как уже отмечалось, для науки необходимы особые методы познания. Это эксперимент, использование сложных приборов, математических абстракцией и разнообразных методов логического мышления, подчас с применением вычислительных машин, кибернетических устройств и т.п.

В научном познании в результате применения специальных методов исследования формируется такая форма, которая выражает объективные особенности явлений и законов природы и общества, а потому имеет в конечном счете общечеловеческое значение.

Отдельные элементы научных знаний появились давно. Зачатки опытного исследования природы и создания некоторых элементарных разделов математики (в частности, геометрии) наблюдались еще в древности. Однако подлинная наука возникла лишь тогда, когда сложились и стали систематически применяться особые научные методы — методы эмпирического и теоретического исследования явлений природы, что относится примерно к XVII в.

До этого научные знания и методы, как эмпирические, так и теоретические, имели два существенных недостатка: во-первых, они еще не были систематическими; во-вторых, отдельные знания обобщались при помощи умозрительных и далеких от науки общих представлений о мире (взгляды Аристотеля в древности и эти же взгляды, приспособленные в средние века к религиозному миропониманию).

В соответствии с развитием эксперимента, стимулировавшим прогресс науки в целом, расширялись и теоретические научные исследования. Но следует отметить, что методы теоретического исследования в значительной мере зависели от философских представлений о природе и от общенаучной картины мира.

Для первой стадии развития эксперимента характерны механика и механицизм в общих представлениях о мире. Поэтому возможности теоретических научных исследований в то время ограничивались теми разделами математики, которые были связаны с механикой (классический анализ).

Второй стадии эксперимента соответствовали разработка теории электромагнетизма и переход от механическом картины мира к электродинамической. Теоретические методы научного исследования в данном случае обуславливались прежде всего физикой и теми науками, которые к ней примыкали. При этом разрабатывались новые математические методы, выходящие за рамки классического анализа.

Третья стадия эксперимента — это современная атомная физика и разработка современной квантово-полевой научной картины мира. Математика и математизация различных наук приобрели принципиально важное значение, что обеспечило появление качественно новых разделов математики.

Теоретические методы научного исследования необычайно  расширились после возникновения кибернетики и создания различных вычислительных кибернетических устройств. Появились новые возможности для разработки универсальных теоретических методов, применимых в любых науках, как естественных, так и общественных. Возникла настоятельная необходимость создания специальных исследовательских учреждений, занимающихся разработкой общих теоретических и математических методов научного исследования.

В чем состоят главные особенности научного познания в современных условиях?

  1. В наши дни становится все более ясным, что исходные основы (принципы) научного познания по своей объективной сущности (т.е. вне зависимости от тех или иных философских убеждений самих ученых) являются диалектико-материалистическими.
  2. Наука так глубоко проникла во все отрасли народного хозяйства, что планирование последнего, в свою очередь, требует и единого планирования научных исследований.
  3. Значение и масштабы научных исследований настолько возросли, что в ряде областей необходимо не только внутригосударственное, но и международное планирования.
  4. Объем научных знаний так возрос, что возникла потребность его особой систематизации. Систематизации — это объединение предметов или знаний о них путем установления существенных связей между ними, порядка между частями целого на основе определенных закономерностей, принципов или правил [БСЭ. 1956. Т. 39. С. 160]. Без такой систематизации, во-первых, нельзя овладеть всеми имеющимися знаниями и использовать их в практических целях или для дальнейшего развития науки. Но для создания такой систематизации нужна методология научного познания, которая имеет в своей основе диалектическо-материалистические представления о мире и познании. Во-вторых, быстрый рост научных знаний в современной науке характеризуется следующими данными. Как показывают специальные исследования, две  трети всей научно-технической и более 90% всей научно-технической информации, добытой за все время существования человечества, получены в одном лишь XX в. [Добров Г.М. Наука о науке. Киев: Наукова думка, 1970]. За каждые 40—50 лет объем научных знаний удваивается. В связи с этим становится все труднее овладевать научными знаниями. Система научного знания усложняется, науки дифференцируются, возникают все новые и новые отрасли научного знании, причем в каждой из них поток научной информации значительно возрастает. Так, в мире насчитывается до 100 млн. названий различных научных печатных работ, в том числе 30 млн. книг и 13 млн. патентов и авторских свидетельств. В 100 тыс. различного рода научных и технических периодических изданий публикуется около 4 млн. статей (в том числе в 30 тыс. основных научно-технических журналов печатается примерно 2,5 млн. исследовательских статей). Ежедневно в мире издается в различной форме в среднем 1600 страниц текста в расчете на одного специалиста в узкой области науки и техники [Добров Г.М. Наука о науке. С. 46].

В условиях быстрого роста объема научных знаний особо важное значение приобретает разработка методов получения и приобретения новых научных знаний и способов быстрого овладения ими.

Знания можно синтезировать лишь на основе каких-либо общих представлений о мире. Так, даже в первобытном обществе первобытные знания обобщались при помощи некоторых фантастических, анимистических и мифологических представлений, которым придавалось значение. В рабовладельческом и феодальном обществе обыденные и первоначальные научные знания синтезировались на основе философских умозрений, однако и этот синтез не давал еще достаточно правильных представлений о мире. Только когда появилась первая научная картина мира (XVII в.) возникла возможность подлинно научного синтеза научных знаний, что привело к созданию первых научных теорий (механика Ньютона, корпускулярная и волновая теория света, теория упругости и т.д.). Однако первоначальная картина мира, как уже было сказано, находилась еще под сильным  влиянием умозрительно-метафизических представлений о мире, что исключало возможность глубокого научного синтеза научных знаний, в частности в познании живой природы и общественных явлений.

Для подлинного научного синтеза научных знаний, накопленных в современной науке, нужна новая научная картина мира, построенная с учетом всех достижений науки на основе диалектического материализма. Без такой картины мира невозможно охватить весь объем современного научного знания.

Создание научного синтеза — важнейшая проблема. Её решение позволит построить современную теорию научного знания, разработать более эффективные методы получения новых научных знаний и методы быстрого овладения ими.

Значение методологии научного познания состоит том, что она позволяет, во-первых, выяснить подлинную философскую основу научного познания, во-вторых, на этой основе систематизировать весь объем научных знаний, что даст возможность эффективнее овладеть всеми имеющимися знаниями, и, в-третьих, создать условия для разработки новой, еще более эффективной методики для дальнейших исследований во всех областях знаний.

Главная задача методологии научного познания в данный период — создание современного синтеза всех накопленных научных знаний. Как уже отмечалось выше, в прошлом веке научные знания пытались синтезировать ни основе метафизико-материалистических механических представлений о мире. Но в процессе развития науки этот синтез постепенно разрушался. Стихийно возникали новые общие представления о мире, выходившие за пределы метафизического материализма. Эти представления выдвигали сами естествоиспытатели, что в конце XIX и начале XX вв. привело к возникновению естественнонаучного материализма, о чем в свое время писал В. И. Ленин [Ленин В.И. // Полн. собр. соч. Т. 18. С. 367—378].

Современная наука располагает столь обширными и глубокими знаниями, что без сознательного и планомерного применения диалектического материализма их синтезировать нельзя. Задачу создания такого синтеза и должна решить современная методология научного познания. Только на основе такого синтеза может быть разработана эффективная методика получения новых знаний и овладения теми знаниями, которые уже добыты. От этой методики зависят также всестороннее использование достижений науки в практических целях и дальнейшее развитие методов познания.

Виды методологии и их создание

Так как существуют три категории методов познания и преобразования действительности, целесообразно выделить и три вида методологии [Кобзарь В.И. Методология науки и некоторые вопросы методологии технических наук // Научно-техническая революция и некоторые методологические проблемы технических наук. Л.: АН СССР, ИИЕТ, 1970]:

  • методологию как науку о всеобщем методе исследования;
  • методологию как науку об общенаучных методах исследования;
  • методологию как науку о частных, специальных методах познания.

Если первые две методологии в основном разработаны в философии и имеют более чем двухтысячелетнюю историю, то третий вид методологии только делает заявку на право существования. Ее разработка и исследование представляют наибольший интерес, так как единичных методов неизмеримо больше, чем общенаучных. Кроме того, они не только не изучены философией и частными науками, но и даже не систематизированы. Этим на первых порах и должна заниматься методология о конкретных методах. Так как в настоящее время такой методологии нет, то насущная задача науки — создать ее! Таково веление времени.

Сложность решения проблемы заключается в том, что специалисты в области конкретных наук не ставят себе задачи теоретической разработки и обобщения специальных, единичных методов. Философы же не знают всего множества этих методов и особенностей их применения в каждой области научного знания. Выход нам видится в объединении усилий философов и специалистов конкретных наук как в исследовании этих методов, так и в проявлении философских положений в частнонаучных исследованиях.

Соответственно научным отраслям можно выделить методологию общественных, естественных и технических наук. Системные исследования, которые нас интересуют в настоящей работе, являются одним из направлений технических (более точно: синтеза указанных наук), их составной частью. А так как мы говорим о системной оценке ТC, которая должна учитывать все их существенные показатели, определяемые жизненным циклом, то логично поставить вопрос о разработке методологии системного анализа оценки современных ТС по всему их жизненному циклу (в дальнейшем для упрощения — методологии жизненного цикла — МЖЦ). Каковы пути ее создания? Создание МЖЦ — не одноактное действие, а длительный процесс, основывающийся на исследовании методов, применяемых на всех этапах разработки ТС. В основе такого процесса лежат два исторических этапа — эмпирический и теоретический. Уже на этапе эмпирическом в истории науки наблюдается логическая обработка фиксированных наблюдений: анализ, сравнения, частичная систематизация, классификация. Далее для теоретического этапа уже характерен переход от частичной систематизации фактов к созданию цельного (системного) представления предметов и объектов исследования.

Применительно к МЖЦ эти особенности конкретизируются в требовании, чтобы логический процесс создания МЖЦ в целом соответствовал историческому. Как шел исторический процесс от опытного этапа к сущностному, так и логический процесс должен двигаться от просто применяемых методов к исследованию, от описания свойств и особенностей методов в отдельности к описанию их связей и взаимоотношений, от установления связей к классификации и систематизации, к выявлению общего, к открытию закономерностей, тенденциям развития, прогнозированию границ применимости методов и их эффективности [Кобзарь В.И. Методология науки и некоторые вопросы методологии технических наук. // Научно-техническая революция и некоторые методологические проблемы технических наук. Л.: АН СССР, ИИЕТ, 1970].

Таким образом, в создании МЖЦ следует, на наш взгляд, идти этим путем. Ниже излагается разработанная методика:

  • собираются методы исследования, проектирования, технологии, эксплуатации ТС и др., т.е. методы жизненного цикла;
  • описывается их совокупность;
  • выявляется зависимость метода от предмета исследования;
  • описывается каждый метод в отдельности, выделяются его свойства, признаки, особенности, правила, законы и пр.;
  • выявляется общность выделенных методов, их связи и взаимоотношения;
  • устанавливаются правила применения методов, их эффективность, границы применения;
  • устанавливаются законы и закономерности развития методов;
  • сравниваются конкретные методы с общенаучными, для чего сначала вырабатываются показатели и критерии сравнения;
  • устанавливаются связи и взаимоотношения конкретных методов с общенаучными, между принципами и законами классической философии и конкретными методами;
  • систематизируются и классифицируются методы по какому-либо основанию в соответствии с принципами классификацией вообще.

Классификация конкретных методов не только раскрывает картину соотношения наук сегодняшнего дня, но и позволяет предвидеть будущие изменения, тенденции развития, прогнозирование границ применимости методов и их эффективности.

Какова проблемная ситуация с применяемыми методами системного анализа?

Методы системного анализа

Арсенал методов системного анализа весьма велик, и каждый из методов имеет свои достоинства и недостатки, а также область применения как по отношению к типу объекта, так и по отношению к этапу его исследования. Но необходимо отметить, что, к большому сожалению, в литературе отсутствует классификация этих методов, которая была бы принята единогласно всеми специалистами. Например, в работе [Черняк Ю.И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975] методы системного исследования делятся на четыре группы: неформальные, графические, количественные и моделирования. С.А. Саркисян, В.М. Ахундов, Э.С. Минаев в книге [«Большие технические системы. Анализ и прогноз развития». М.: Наука, 1977] также предлагают четыре группы методов, но совсем другого содержания: экономико-статистические, экономико-математические, экономической кибернетики и теории принятия решений.

Анализ научно-технической литературы позволяет утверждать, что сегодня отсутствуют системные методы оценки. Для оценки применяют самые разнообразные, но локальные методы: экономические, технические, социальные, политические... Наиболее распространенной является экономическая оценка по критерию эффективности. Но еще В.И. Ленин утверждал, что категория стоимости «лишена вещества чувственности» [Ленин В. И. // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 154]. Кроме того, непонятна, необоснованна необходимость применения эффективности в качестве критерия оценки.

Нельзя также признать правильным и утверждение многих специалистов о том, что политические и социальные факторы растворяются в экономической эффективности. Мы считаем, что каждый из этих факторов имеет относительно самостоятельное значение. Самостоятельность выражается в том, что, исходя из какого-либо фактора, наиболее важного в данное время, и конкретных условий, требование достижения максимальной экономической эффективности может быть нарушено. Например, в интересах обороны государства размещение некоторых предприятий и производств осуществляется в таких районах страны, которые по сравнению с другими обеспечивают меньший уровень производительности труда и экономической эффективности капитальных вложений [Феодоритов В.Я. Проблемы повышения экономической эффективности производства. Л.: Лениздат, 1970].

Таким образом, системных методов оценки ТС, учитывающих все существенные факторы, сегодня нет! Необходимость их срочного создания подтверждается и такой статистикой.

В свыше 50% обследованных институтов наблюдается невысокий научно-технический уровень ряда исследований и разработок, что является следствием некомпетентного и формального проведения технико-экономических обоснований. В четырех головных НИИ доля работ, связанных с созданием техники будущего, составила менее 5% от общего объема выполняемых исследований и разработок, что говорит об отсутствии комплексного подхода к решению проблем. Свыше 50% разработок, представляемых для внедрения организациями академий наук и высшей школы, не могут быть рекомендованы для внедрения из-за конструктивных и технологических недоработок. Всего по стране около 17% создаваемых образцов вообще не доводится до серийного изготовления, так как в процессе подготовки производства выявляется, что они требуют дополнительной конструкторской доработки и экспериментальной проверки. Лишь немногим более 20% изготовленных образцов осваивается в год их создания [Покровский В.А. Новое в планировании и стимулировании научно-технического прогресса. М.: Финансы, 1980]. В 80-е годы в нашей стране в отраслевых промышленных институтах и конструкторских бюро предприятий 70—80% исследований было направлено на совершенствование существующих технических средств [Шеменев Г.И. Философия и технические науки. М.: Высш. шк., 1979]. О чем это говорит?

Прежде всего о том, что мы копируем зачастую, по аналогии с Западом, далеко не целесообразный для наших условий хозяйствования метод планирования затрат: подавляющая часть из общих затрат на науку падает не на развитие собственно науки, а на проектные и конструкторские разработки (до 75%), дающие сразу же гарантированную прибыль, в то время как теоретический задел еще сомнителен. Этот тезис объясняет высокую актуальность оценки ТС по их жизненному циклу, особенно ранних этапов ее создания.

Теперь познакомимся со вторым аспектом методологии — с состоянием вопроса по средствам оценки и, прежде всего с понятийным аппаратом.

Сегодня оценка современных технических устройств и технологических процессов осуществляется по самым различным обобщенным показателям.

Какой же из них является наиболее объективным с точки зрения системной оценки? Для ответа на этот вопрос опять-таки обратимся к «законодателям» нашей грамматики — словарям, справочникам, стандартам...

Понятие полезный, по Ожегову, обозначает «приносящий пользу или пригодный для определенной цели». Но применительно к ТС польза может быть самой разнообразной. Кроме того, современные ТС, как правило, являются многоцелевыми. Поэтому это понятие конкретно не раскрывает совокупность всех существенных свойств и не может, по нашему мнению, выступать в качестве системной оценки ТС. В экономико-математических исследованиях под полезностью понимается категория, означающая результат, эффективность экономического решения или деятельности [Лопатников Л.И. Краткий экономико-математический словарь. М.: Наука, 1979]. Различный смысл этому термину придается и в других областях знания: а психологии, социологии, в теории игр, политической экономии... Например, в марксистской политэкономии принята категория общественной полезности, введенная К. Марксом: под ней понимается объективный результат производственной деятельности в обществе.

В цитируемом словаре утверждается, что «повсюду, где вы прочитаете слово «полезность», вы можете смело заменить его словами "предпочтительность", "результат", "эффект"». Но в ряде случаев конечным результатом может быть достижение свойств, имеющих узкую направленность. Например, надежность. Но ТС может быть надежной, но неэкономичной — и поэтому не должна быть выбранной для внедрения в народное хозяйство.

Таким образом, понятия «полезность» и «результативность» нежелательно применять в качестве системной оценки ТС.

Слово целесообразный понимается как соответствующий поставленной цели [Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Сов. энцикл., 1972]. Но, во-первых, целей даже у одной ТС может быть много; во-вторых, не все цели могут быть сформулированы при системном исследовании; в-третьих, даже сформулированная цель в ряде случаев может быть необоснованной и не требует своего достижения на данном отрезке времени или в ближайшем будущем. Поэтому этот термин не является глобальным для системной оценки ТС.

Понятие прогрессивный означает возрастающий [Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Сов. энцикл., 1972]. Но эта прогрессивность может носить локальный характер (например, по одному, двум свойствам) и поэтому не отвечает требованиям системной оценки.

Слово рациональный понимается как разумный, целесообразный, обоснованный [Словарь иностранных слов. М.: Гос. изд-во иностран. и нац. слов, 1954]. Но разум, точнее абстрактное мышление не является единственным источником истинного знания. Ведь из философии известно, что рационализм недооценивает роль чувственного познания и полагает, что человек способен познать мир интуитивно, вне всякого опыта. Отрыв понятий и других форм мышления от ощущений и восприятий приводит рационалистов в конечном счете к идеализму. Следовательно, использование рационального критерия неизбежно приведет к искажению познавательного процесса, к отрыву мысли от действительности и поэтому недопустимо.

Технический уровень есть степень величины, значимости, развития какого-либо технического свойства [Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Сов. энцикл., 1972]. Но как мы убедились, для оценки ТС недостаточно иметь набор только технических параметров, что значительно снижает объективность и точность оценки ТС.

Технологичность конструкции и надежность ТС есть отдельные, локальные свойства ТС, которые, согласно Методике оценки уровня качества промышленной продукции (М.: Изд-во стандартов, 1971), входят в более обобщенное свойство — качество. В свою очередь, и качество ТС не может выступать в виде окончательной оценочной характеристики, так как не учитывает категорию количества, необходимого для удовлетворения потребностей государства. Понятие ценность понимается как категория, выражаемая в деньгах, что имеет высокую стоимость и важность [Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Гос. изд-во иностран. и нац. слов, 1938. Т. 2]. Но мы уже убедились, что такое содержание является необходимым, но не достаточным для системной оценки. Кстати, то же самое можно сказать и об экономической эффективности ТС.

Производительность труда — один из обобщающих показателей, характеризующих эффективность общественного производства [Смирницкий Е. К. Пятилетка эффективности, пятилетка качества: Слов.-справ. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1979]. Уровень производительности общественного труда по народному хозяйству в целом определяется отношением объема произведенного национального дохода к среднесписочному количеству работников, занятых в отраслях материального производства.

На совещании в отделе науки ЦК КПСС, проведенном в апреле 1978 г., отмечалось, что «в экономической науке утвердилось вполне определенное понимание категории эффективности производства как обобщающего выражение экономии живого и овеществленного труда, т.е. повышения производительности труда в масштабе общества» [Коммунист. 1978. N 10. С. 70].

Условия труда являются частными показателями и не могут быть использованы в виде критерия системной оценки ТС.

Оптимальность (оптимум) — употребляется по меньшей мере в трех значениях [Лопатников Л.И. Краткий экономико-математический словарь. М.: Наука, 1979]:

  • наилучший вариант из возможных состояний системы — его ищут, «решая задачи на оптимум»;
  • наилучшее направление изменений (поведения) системы («выйти на оптимум»);
  • цель развития, когда говорят о «достижении оптимума».

Термин «оптимальность» означает характеристику качества принимаемых решений (оптимальное решение задачи, оптимальный план, оптимальное управление), характеристику состояния системы или ее поведения (оптимальная траектория, оптимальное распределение ресурсов, оптимальное функционирование системы) и т. п.

Оптимум и оптимальность — не абсолютные понятия: нельзя говорить об оптимальности вообще, вне условий и без точно определенных критериев оптимальности. Решение, наилучшее в одних условиях и с точки зрения одного критерия, может оказаться далеко не лучшим в других условиях и по другому критерию. К тому же следует оговориться, что в реальной экономике, поскольку она носит вероятностный характер, оптимальное решение на самом деле не обязательно наилучшее. Приходится учитывать также фактор устойчивости решения. Может оказаться так, что оптимальный расчетный план неустойчив: любые, даже незначительные отклонения от него могут привести к резко отрицательным последствиям. И целесообразно будет принять не оптимальный, но зато более устойчивый план, отклонения которого окажутся не столь опасными. Вот почему и термин «оптимальность» не может быть использован для глобальной системы оценки.

Совершенство — полнота всех достоинств, высшая степень какого-нибудь качества [Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Сов. энцикл., 1972].

По нашему мнению, именно это понятие наряду с производительностью труда (эффективность производства) может быть рекомендовано для глобальной системной оценки современных ТС. Однако, учитывая государственные директивы в отношении категории эффективность производства и то, что вся разработка проблемы измерения результатов деятельности любого хозяйствования сконцентрирована вокруг эффективности [Сыроежин И.М. Совершенствование системы показателей эффективности и качества. М.: Экономика, 1980], мы считаем целесообразным принять этот термин в качестве основополагающего.

К сожалению, в научно-технической литературе понятие эффективности очень многообразно. Поэтому ниже мы уточним этот термин. О понятийном аппарате специально и говорить не приходится, так как уже наши рассуждения о методологии, методах и принципах потребовали его применения. Представляется совершенно неоспоримым, что любые методы и принципы исследования в их применении к решению конкретно-научных проблем лишь тогда станут полностью эффективными, когда они будут пользоваться точным, строгим научным языком.

И наконец, третий аспект методологии — принципы, оценки.

Принципы системного анализа

Целью всех споров и всякого исследования является установление принципов; а если эта цель не достигнута, то человеческий разум никогда не может ничего решить.

Мишель Монтень

Принцип — это обобщенные опытные данные, это закон явлений, найденный из наблюдений. Поэтому их истинность связана только с фактом, а не с какими-либо домыслами. Из принципов путем логико-математического рассуждения получают в применении к конкретным ТС бесчисленные следствия, охватывающие всю область явления и составляющие безукоризненную теорию. Теории такого рода необычайно прочны и незыблемы: они построены из самого добротного материала — верного опыта и тонкого рассуждения [Добровольский В.К. Экономико-математическое моделирование. Киев: Наукова думка, 1975]. В формулировке принципов существует некоторый элемент условности, связанный с общим уровнем развития науки в данную историческую эпоху. Поэтому происходит постепенное уточнение принципов, но не их отмена или пересмотр.

По своей структуре методы и принципы имеют общие черты и различия. Метод — это не фактическая деятельность, а возможные ее  альтернативные способы. Принцип — это постоянно и последовательно применяемый метод. Следовательно, по мере того как метод теряет свою альтернативность, становится все больше и больше преобладающим вариантом или даже единственным вариантом действий, тем меньше он метод и тем больше он принцип [Методы управления социалистическим предприятием / Под ред. Г.X. Попова. М.: Экономика, 1970]. Принцип мы не выбираем, мы ему следуем постоянно.

Известно, что принципы всеобщей связи и развития как основополагающие принципы диалектики в условиях НТР подвергаются дальнейшему развитию и конкретизации в применении их к естествознанию и технике. Представляется, что для более плодотворного использования философских категорий, в том числе и принципов, необходимо, чтобы между ними и частными естественными и техническими знаниями (науками) находились связующие звенья. Одним из них и является системный анализ. Именно он и позволяет реализовать непосредственный контакт, стыковку философских положений и методов (принципов) конкретных наук.

Чем же определяется исключительная важность принципа как такового?

Приведем лишь два исторических высказывания.

  1. Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых факторов (Клод Гельвеций (1715—1771) — французский философ-материалист).
  2. В вопросе о системах нагромоздили столько ошибок лишь потому, что не вскрыли достоинств и недостатков этих принципов, на которых они покоятся (Этьен Бонно де Кондильяк (1715—1780) — французский философ-просветитель. [Собрание сочинений: В 3 т. М., 1982. Т. 2. С. 490]).

Еще раз повторим, что сначала системный анализ базировался главным образом на применении сложных математических приемов. Спустя некоторое время ученые пришли к выводу, что математика неэффективна при анализе широких проблем со множеством неопределенности, которые характерны для исследования и разработки техники как единого целого. Об этом говорят многие ведущие специалисты-системщики [Черняк Ю. И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975; Морозов В. Д. Научно-техническая революция и диалектика. Минск: Высш. шк.,  1976; Квейд Э. Анализ сложных систем. М.: Сов. радио, 1969 и др.]. Поэтому стали вырабатываться концепция такого системного анализа, в котором делается упор преимущественно на разработку новых по своему существу диалектических принципов научного мышления, логического анализа сложных объектов с учетом их взаимосвязей и противоречивых тенденций. При таком подходе на первый план выдвигаются уже не математические методы, а сама логика системного анализа, упорядочение процедуры принятия решений. И видимо, не случайно, что в последнее время под системным подходом зачастую понимается некоторая совокупность системных принципов [Морозов В. Д. Научно-техническая революция и диалектика. Минск.: Высш. шк., 1976].

Какие же основные принципы системного анализа могут лечь в основу теории оценки ТС?

Анализ научно-технической литературы показывает, что на современном этапе НТР системные принципы, к большому сожалению, далеко не систематизированы и полностью не раскрыты, являются неразработанными и развитыми до вида, удобного для практического применения [Саркисян С. А, Ахундов В. М., Минаев Э. С. Большие технические системы. Анализ и прогноз развития. М.: Наука, 1977; Райзберг В. А, Голубков Е. П., Пекарский Л. С. Системный подход в перспективном планировании. М.: Экономика, 1975; Морозов В. Д. Научно-техническая революция и диалектика. Минск: Высш. шк., 1976 и др.]. И поэтому не случайно, что системный анализ в ряде крупных разработок вообще отсутствует [Черняк Ю. И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975].

Применительно к решаемой проблеме рассмотрим один из необходимых принципов системного анализа — принцип оптимальности. Известно, что характерной чертой современного развития (а развитие — это один из принципов диалектики!) является выбор наиболее подходящего варианта ТС. В живой природе подобное совершается в виде естественного отбора, хотя имеет место и искусственный отбор, например в деятельности селекционеров. В развитии ТС мы также должны иметь дело с отбором. В ходе технического освоения научных достижений важно выбирать такие творческие решения, которые являются лучшими по комплексу показателей для заданных условий. Но что значит «лучшие»? Разные авторы каждый по-своему определяет этот термин [Квейд Э. Анализ сложных систем. М.: Сов. радио, 1969; Оптнер С. Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем. М.: Сов. радио, 1969; Хитч Ч., Маккин Р. Военная экономика в ядерный век. М.: Воениздат, 1964 и др.]. Как воспользоваться такими определениями в каждом конкретном случае — неизвестно.

Развитие методов системного анализа позволило внести в принцип оптимальности новое содержание. «Задача заключается не в том, чтобы найти решение лучше существующего, а в том, чтобы найти самое лучшее решение из всех возможных» [Черчмен У. и др. Введение в исследование операции. М.: Наука, 1968]. С точки зрения системного анализа в такой задаче наиболее интересным становится методологический аспект. Если раньше оптимизация была связана в основном только с анализом, то в настоящее время она невозможна при требовании своей полноты без использования методов синтеза. Необходимость синтетических методов вытекает из принципа эмерджентности [Эшби У. Росс. Введение в кибернетику. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1959], который является дальнейшим развитием оптимальности. Этот сравнительно новый и малоизвестный принцип системного анализа выражает следующее важное свойство системы: чем больше система и чем больше различие в размерах между частью и целым, тем выше вероятность того, что свойства целого могут сильно отличаться от свойств частей. Данный принцип подчеркивает возможность несовпадения локальных оптимумов целей отдельных частей с глобальным оптимумом цели системы. Поэтому он указывает на необходимость в целях достижения глобальных результатов принимать решения и вести разработки по совершенствованию систем не только на основе данных анализа, но и их синтеза.

Следует отметить, что принцип эмерджентности является выражением закона материалистической диалектики — перехода количества в качество.

Принцип системности выступает как одна из граней диалектической философии, как конкретизация и развитие диалектического метода. «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и опосредствования. Мы никогда не достигаем этого полностью, но требование всесторонности предостерегают нас от ошибок...» [Ленин В. И. // Полн. собр. соч. Т. 42. 290].

Принцип системности предполагает подход к новой технике как к комплексному объекту, представленному совокупностью взаимосвязанных частных элементов (функций), реализация которых обеспечивает достижение нужного эффекта, в минимальные сроки и при минимальных трудовых, финансовых и материальных затратах, с минимальным ущербом окружающей среды... Он предполагает исследование объекта, с одной стороны, как единого целого, а с другой стороны, как части более крупной системы, в которой анализируемый объект находится с остальными системами в определенных отношениях. Таким образом, принцип системности охватывает все стороны объекта и предмета в пространстве и во времени!

Принцип иерархии [иерархия от гр. священная власть — порядок подчинения составных нижестоящих элементов и свойств вышестоящим по строго определенным ступеням (иерархическая лестница) и переход от низшего уровня к высшему] есть тип структурных отношений в сложных многоуровневых системах, характеризуемых упорядоченностью, организованностью взаимодействий между отдельными уровнями по вертикали. Иерархические отношения имеют место во многих системах, для которых характерна как структурная, так и функциональная дифференциация, т. е. способность к реализации определенного круга функций. Причем на более высоких уровнях осуществляются функции интеграции, согласования. Необходимость иерархического построения сложных систем обусловлена тем, что управление в них связано с переработкой и использованием больших массивов информации, причем на нижележащих уровнях используется более детальная и конкретная информация, охватывающая лишь отдельные аспекты функционирования системы, а на более высокие уровни поступает обобщенная информация, характеризующая условия функционирования всей системы, и принимаются решения относительно системы в целом. В реальных системах иерархическая структура никогда не бывает абсолютно жесткой в силу того, что иерархия сочетается с большей или меньшей автономией нижележащих уровней по отношению к вышележащим, и в управлении используются присущие каждому уровню возможности самоорганизации.

Принцип интеграции (интеграция — от лат. целостность, объединение в целое каких-либо частей или свойств, восстановление) направлен на изучение интегративных свойств и закономерностей. А интегративные свойства появляются в результате совмещения элементов до целого, совмещения функций во времени и в пространстве! Синергетический эффект — эффект совмещения действий. Например, в роторно-конвейерных линиях совмещаются транспортные и обрабатывающие функции — эффект их вам известен! А теперь совместите ЛА с ПУ, БАСУ с носителем комплекса и т.д.

Принцип формализации (формальный — относящийся к форме, в противоположность сущности, т. е. несущественный) нацелен на получение количественных и комплексных характеристик.

Эти классические принципы системного анализа, носящие прежде всего философский характер, постоянно развиваются, причем в разных направлениях. Ниже представлены те основные принципы и идеи, которые наиболее тесно связаны с совершенствованием управленческой практики, особенно при принятии крупных решений в сфере экономики США [Арбатов Г. А. Вступительная статья к книге «США: современные методы управления», 1971].

  1. Процесс принятия решений (ППР) должен начинаться с выявления конечных целей, которые хотят достичь. Эта идея может быть сочтена элементарной, простым правилом здравого смысла, но и весь СА, по мнению американского ученого А. Энтовена, представляет собой просвещенный здравый смысл. Особенно острая потребность в СА возникает тогда, когда хочется многого, а возможности и средства ограничены. В этих условиях важна упорядоченная процедура определения целей — выяснение их приоритетов и иерархии, соподчиненности, взаимной связи и т. д.

  2. К каждой крупной задаче необходимо подходить как к сложной системе, т. е. выявляя все взаимосвязи и последствия того или иного решения — как по вертикали (по времени), так и по горизонтали (с точки зрения влияния на другие отрасли экономики, на политику и т.д.). Идея системы в том и состоит, что изменения в одном ее элементе вызывают цепную реакцию изменений в других. Надо отметить, что в эволюции управления в начале 1970-х годов произошел существенный сдвиг. Долгое время эта эволюция шла в направлении все более узкой специализации — функции дробились, становились все более специальными и узкими. Это начинало заводить управленческую деятельность в очевидный тупик. Именно поэтому уже в те годы лозунгом дня стала интеграция, т. е. попытки охватить весь комплекс проблем, заранее предугадать всю систему взаимодействий и взаимозави­симостей и учесть не только прямые, но и косвенные, не только непосредственные, но и отдаленные последствия принимаемых решений.

    Расширение масштабов мирового хозяйства и усложнение взаимосвязей между входящими в него элементами в условиях высоких темпов социального и научно-технического прогресса объективно приводят к тому, что ряд крупных проблем не может быть эффективно решен с помощью изолированных частных мер (предметных знаний!) или систем только отраслевого либо только территориального управления (тоже предметных знаний, только более широких). В первую очередь это относится к проблемам, охватывающим смежные сферы и требующим всесторонней объективной оценки (социальной, экономической, технической, политической и пр.).

  3. При подготовке решения обязательно выявление возможных альтернатив, т. е. разных путей к целям, разных методов решения каждой задачи, анализ достоинств и недостатков каждого из них, с тем чтобы можно было выбрать оптимальный, т. е. в данных условиях самый лучший.

    Важно, чтобы набор основных альтернатив представлялся высшему руководству — тем, кто принимает окончательные решения, будучи свободным от ведомственных соображений и имея более широкий взгляд на совокупность всех существенных в данном случае факторов.

    Естественно, что речь идет об обоснованных альтернативах, подготовленных таким образом, чтобы были видны плюсы и минусы каждой из них, относительные достоинства и недостатки. Это предполагает, в частности, выработку объективных критериев оценки различных вариантов решения, дающих возможность сравнить эти варианты и таким путем выбрать наилучший. Американской наукой определен ряд таких критериев в зависимости от сферы применения (стоимость — эффективность, стоимость — выгода и др.).

  4. Механизм управления должен быть подчинен цели или задаче, которая реализуется с его помощью, т.е. структура организации приспосабливается к цели, а не наоборот. Этот принцип получает в практике управления все более распространение в противовес традиционной функциональной организации. Все более типичной структурой организации в промышленности и сельском хозяйстве становится программно-целевая, т.е. специально приспособленная для решения поставленной задачи, способная создать надежное организационное обеспечение для реализации решения. Организационные структуры при этом стараются создавать гибкие, легко приспосабливающиеся к специфике программы, способные совершенствоваться, так сказать, на ходу.

  5. Принцип «скользящего» планирования и финансирования состоит в том, что в рамках долговременной программы, рассчитанной на достижение той или иной конечной цели, устанавливаются среднесрочные планы, которые каждый год сдвигаются на год. Например, в США в ряде областей деятельности на федеральном уровне утвердилась практика составления планов на 5 лет (особенно в области военного строительства). Но эти планы, как правило, рассчитываются на 5 лет вперед каждый год: скажем, план на 1998 — 2002 гг. будет в этом случае выглядеть как план на 1998 г. плюс четыре последующих года и т. д.

    Такой порядок составления планов и финансирования дает в сравнении с «жестким» сроком планирования, не сдвигающимся от года к году, ряд преимуществ. Одно из них состоит в том, что предприятия и отрасли в каждый момент знают свои перспективы на несколько лет вперед. При жестком же планировании они могут иметь такие перспективы лишь в первом году программы, а в последнем году перспектива будет ясна лишь на один год или несколько месяцев. Другое преимущество заключается в том, что открывается возможность постоянно вносить в планы, без их ломки, необходимые коррективы, связанные с новыми открытиями, изменениями в экономике и пр. Открывается широкая возможность как бы для обратной связи — не только от плана к практике, но и от практики к плану.

Каждая из перечисленных идей (принципов), даже отдельно взятая, при своем практическом осуществлении может дать определенный эффект. Но эффект возрастает, если они применяются в комплексе. Тогда эти идеи превращаются в определенную систему принятия решений и управления, позволяющую более эффективно руководить сложными программами. При этом процесс управления расчленяется на следующие элементы:

  • выявление и обоснование конечных целей и уже на этом основании — промежуточных целей и задач, которые необходимо решать на каждом данном этапе;
  • выявление и сведение в единую систему частей решаемой задачи, ее взаимосвязей с другими задачами и объектами, а также последствий принимаемых решений;
  • выявление и анализ альтернативных путей решения задачи в целом и ее отдельных элементов (подзадач), сравнение альтернатив с помощью соответствующих критериев, выбор оптимального решения;
  • создание (или усовершенствование) структуры организации, призванной обеспечить выполнение принимаемой программы, с тем, чтобы она с наибольшим эффектом обеспечивала реализацию принимаемых решений;
  • разработка и принятие конкретных программ финансирования и осуществления работ — как долговременных, рассчитанных на весь срок, необходимый для реализации поставленных перед собой целей (этот план может быть и ориентировочным, своего рода прогнозом), так и средне- и краткосрочных.

На этой основе в США начались попытки внедрения новых систем управления в деятельность государственного аппарата. В качестве пионера выступило военное ведомство. Основные принципы были внедрены в систему планирование — программирование — разработка бюджета (ИПБ), которая стала главным инструментом всего военного строительства. Если говорить коротко, система ППБ — это система принятия решений по государственным программам и распределения ресурсов. Основное ее назначение — ликвидация разрыва между стратегическим и текущим планированием, а также увязка планирования с финансированием конкретных мероприятий.

Однако внедрение системы ППБ оказалось далеко не везде успешным. Главная причина — недостаточная подготовка кадров!!!

Оглавление    
Глава 2.1, «Логические основы системного анализа» Глава 2.3, «Интегральный тип познания»