Лекции и учебные пособия по системному анализу

Системный анализ

«Основы теории систем и системного анализа»

В. Н. Спицнадель

Оглавление    
Глава 2.2, «Методология познания» Глава 3, «Теория и практика реализации системного анализа. Рабочие этапы реализации системного анализа»

Глава 2.3, Интегральный тип познания

В современном изучении окружающего мира четко прослеживается переход к интегральному типу познания. Он представляет собой воссоединение элементов и процессов известного отражения действительности, логического мышления и интуитивного познания.

М. Г. Чепиков

Познание всегда начинается со знакомства с предметами внешнего мира при помощи органов чувств. Решив изучить какую-либо незнакомую вещь, мы прежде всего тщательно осмотрим ее, если нужно, потрогаем руками, попробуем на вкус и т. д. Живое созерцание объектов является, таким образом, моментом чувственно-практической деятельности. Оно осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление и т. п. Однако чувственное знание, несмотря на его богатство и красочность, дает нам представление лишь об отдельных, внешних сторонах вещей, не раскрывая внутренней их природы, сущности, законов их развития. А ведь в этом и состоит основная задача познания. Здесь и приходит на помощь абстрактное (логическое) мышление. Его основными формами являются понятие, умозаключение, гипотеза и др. В основе логического мышления лежит отвлеченная мысль, мир математических и логических абстракций. Но при его использовании мы, безусловно, отталкиваемся от чувственного познания. Здравый смысл, обычная логика, рацио — эти элементарные средства познания вначале сковывают полет отвлеченной мысли, однако с каждым шагом она все дальше уходит от привычного мира рассудка и на более высоком уровне оказывается ненадежным средством. Отвлеченная мысль дала много полезного для познания: переход от евклидовой геометрии к геометрии Лобачевского или от классической физики Ньютона к физике релятивистской... Однако в случае своей абстрактности отвлеченная мысль не может дать окончательного и подлинного познания реальности.

Приведем три интересных факта.

  1. Задолго до установления и опубликования принципа дополнительности в науке Нильса Бора (явление описывается в противоречивых терминах, и можно этот принцип приложить к любой области знания) аналогичным способом строились формулировки христианства и антиномичная (антиномия — от греч. против закона, противоречие между двумя взаимополагающими положениями, признаваемыми одинаково доказуемыми логическим путем) логика буддистов.
  2. Религиозная мысль уже давно предвосхитила эйнштейновское понимание времени (с исчезновением материи исчезают пространство и время).
  3. По мысли экзистенциалистов, наше мировоззрение зависит от теорий куда меньше, чем мы полагаем (т. е. подрывается вера в науку). Поэтому полнота познания уходит корнями в загадочное «нечто». Следовательно, возникает необходимость искать какой-либо третий аспект в гносеологии, кроме эмпирического и абстрактного. Что же это за аспект?

Сначала несколько опорных сигналов:

  • «Интуиция — самое совершенное знание» (Г. Лейбниц).
  • «Доверяйте интуиции как единственному остающемуся у нас пути» (К. Декарт).
  • «Я связываю интуицию со сферой бессознательного, определяемого «порядком» во Вселенной, не зависящего от нашего произвола» (В. Паули).
  • «В интуиции прямой путь к познанию Я» (И. Фихте).
  • «Бытие, расчлененное разумом, всегда дает остаток, и из этого выводит необходимость интуиции» (И. Гете).
  • «Интуиция переходит за интеллект. В глубину вещей интеллект не в состоянии проникнуть» (А. Бергсон).

К понятию интуиции близко примыкает понятие веры, г. е. внутреннее состояние человека, при котором он убежден в достоверности чего-либо без посредства органов чувств или логического хода мысли.

Итак, речь идет об интуитивном познании.

  1. По А. Меню (православный теолог), за исходную точку надо взять самопознание. Действительно, что может быть дано нам более непосредственно, чем наше собственное Я? О нем мы узнаем вовсе не через органы чувств и не через логические операции. Отвлеченное мышление разбивает Личность на тысячи состояний, будучи неспособным объединить их в живое целое, и внутреннее единство Я бесследно ускользает от анализа. Природа сознания, его свойства не могут быть описаны. Чтобы понять их, как и все психическое, необходимо непосредственно пережить. Это наиболее глубинное и полное восприятие реальности превышает ощущения и разум, хотя отнюдь не исключает их. Человек обладает не только ими, но и как бы особым органом внутреннего постижения, который раскрывает перед ними сущность бытия.
  2. По П. Симонову (физиолог), современная наука убедительно показала, что самопознание не сводится и не может быть сведено ко «взгляду внутрь себя». На самом деле (хотя это и не осознается, не замечается человеком) мы познаем себя только через других людей, наблюдая их, сравнивая себя с ними. Другое дело, что каждый из нас видит окружающий мир в чем-то по-своему, и это свое личное уникальное видение мира невозможно передать другим с помощью абстрактных понятий. Вот здесь-то на помощь человеку приходит искусство. К. Станиславский ввел понятие сверхсознания (творческой интуиции) художественного произведения. Эта способность искусства (в отличие от науки!) обращаться к сверхсознанию человека, его способности прямого восприятия истины лучше всего осознала и поставила себе на службу религия. Но между искусством и религией существует огромное различие. Искусство — это форма познания, а поэтому оно, как наука, подлежит проверке действительностью, может быть истинным и ложным. Подобно тому, как критерием правильности научного познания служит объективная истина, критерием художественного познания — правда, выясняемая общественной практикой.

    В основе деятельности сверхсознания лежит трансформация и рекомбинация следов ранее полученных впечатлений, возникновение новых ассоциаций. Неосознаваемость (!) этих ранних этапов творчества представляет собой своеобразную защиту рождающихся гипотез от консерватизма сознания, от чрезмерного давления ранее накопленного опыта. Функция их отбора принадлежит сознанию, логике и практике.

    Все науки построены на сомнении, на сознании относительности наших знаний о мире и о себе, лишь приближающихся к абсолютной истине. Вера и сомнение — понятия несовместимые. Интуиция устраивает религию только на первом этапе интуитивного познания, на котором наука, искусство и религиозная вера выступают совместно. На втором этапе их дороги расходятся.

  3. По Д. Богоявленской (психолог), существует боковое мышление. Она считает, что надо взять на вооружение приемы и средства, которыми пользовались признанные гении. Для этого следует учить студентов не логическому мышлению, а боковому. Совет этот не нов, ибо в древнем Шри-Ланка существовал принцип: обнаружить нечто ценное можно случайно, во время поисков чего-либо другого. Эдвард де Боно утверждал, что способность людей «искать около» и есть боковое (латеральное) нелогическое мышление, которое противопоставляет творческому «вертикальному» мышлению, т.е. логически направленному мыслительному анализу. Явление «выхода» в более широкое пространство столь фундаментально, что крупнейший американский психолог Гилфорд был вынужден выделить в созданной им теории интеллекта специальный фактор, соответствующий именно этой способности «мыслить в разных направлениях», и названный им «дивергентное мышление» (дивергенция — от лат. обнаруживать расхождения. Например, Ч. Дарвин выдвинул идею биологического расхождения признаков организмов в процессе их эволюции: наличие сотни сортов растений, животных, пород и т.д.). Оно стало в последние годы символом веры психологов Запада (например, объект проектирования — изделие, техническая система, жизненный цикл, полный жизненный цикл). Важным понятием при этом становится оригинальность — получение с помощью дивергентного мышления «новых, умных или искусственных идей» (Гилфорд). Дивергенция многолика... и обозначает еще то, к чему всегда стремилось искусство. Здесь всегда живо желание выйти в безграничную возможность хаоса. И это — большое достижение, ибо хаос есть средство, которое дает жизнь новой идее (вспомните суть синергетики!). Развитием всех этих подходов является научная картина мира. В чем суть проблемы?

Известно, что основы наук представляют собой совокупность знаний из различных теорий. Системное усвоение отдельных теорий является условием необходимым, но недостаточным для создания у студентов целостных представлений о науке. Ведь наука представляет собой внутреннее единое целое, а ее разделение на отдельные области условно.

Каким образом можно создать у студентов современное целостное представление о науке? Какая форма знаний может выполнить эту функцию? В самой науке в качестве такой особой высшей формы систематизации знаний выступает научная картина мира (НКМ). В образовании IIKM выполняет разные функции — мировоззренческую, систематизации знаний (о ней говорилось выше) и формирование стиля мышления — и выступает как итог системного усвоения основ наук.

Мировоззренческая функция — формирование представлений о материи, движении, пространстве и времени, что составляет неотъемлемую часть научного мировоззрения.

Формирование современного стиля мышления необходимо для успешного усвоения знаний как в настоящем, так и в будущем.

Единого мнения о видах стиля мышления нет. Здесь сошлемся лишь на мнение А.И. Субетто, выделявшего стили:

  • синтетический — на уровне системного подхода;
  • идеалистический (теоретический) — связанный с поиском решений;
  • прагматический — средний между синтетическим и идеалистическим;
  • аналитический — формально-логические методы;
  • реалистический — эмпирико-индуктивные методы;
  • смешанные стили.

Что же такое НКМ, каков состав входных в нее элементов? НКМ — это модель, образ действительности, в основе которого лежат данные конкретных наук о природе и обществе. Картину, отражающую научное представление о природе, называют обычно естественно-научной [Михайловский В.Н., Светов Ю.И. Научная картина мира: архитектоника, модели, информатизация. СПб.: Петрополис, 1993; Зорина Л.Я. Системность — качество знаний. М.: Знание, 1976].

Базисную, фундаментальную часть НКМ составляет физическая картина мира. Она есть совокупность взглядов и представлений о материи и связи ее с движением, о формах ее существования — пространстве и времени, о характере закономерностей, существующих в природе. С развитием науки меняется и картина мира, но изменение ее происходит несравненно медленнее, чем накопление конкретных знаний. Так, в физике за все время ее существования как науки (с XVII в.) выделяются следующие картины мира: механическая, электромагнитная, релятивистская и кванторелятивистская.

Механическая картина мира — совокупность взглядов и представлений о материи, движении, пространстве и времени, основанных на механике Ньютона.

Основу электромагнитной картины мира составляют теория Максвелла и концепция Фарадея об эфире.

Релятивистская картина мира основана на теории относительности Эйнштейна, а кванторелятивистская — на теории относительности и квантовой механике...

В НКМ как бы совмещаются, нанизываются все теории, благодаря чему она и может выполнять функцию систематизации знаний в содержании образования. Одновременно она выполняет и мировоззренческую функцию. Важная особенность этой формы существования знаний — это специфичность употребляемых терминов: «материя», «движение», «пространство», «время». Эти термины не являются химическими, биологическими или физическими — они являются философскими. В то же время они конкретизируются, раскрываются в терминах отдельных наук. Вследствие этого содержание научной картины мира представляет собой сплав научных и философских понятий.

Представление о материи, движении, пространстве и времени составляет неотъемлемую часть научного мировоззрения. Формируя их, мы должны одновременно касаться разных теорий, рассматривать их смену, показывать студентам эволюцию картины мира. Тем самым студенты убеждаются в неограниченной способности человеческого познания при сохранении относительности знания в каждый исторический момент. Научное познание мира предстает перед ним как процесс, выявляются его главнейшие механизмы. Представления же о познании также являются неотъемлемой частью научного мировоззрения.

Об этом пишут сами студенты: «Я поняла, что физика — это не от и до, как в учебнике, а что еще очень много непонятного, неоткрытого, что все законы, которые мы выучивали, тоже относительны, что такие понятия, как «абсолютное время» и «пространство», не такие уж абсолютные, что материя существует не только как вещество, но и в виде полей»; «Ко всем законам физики подходишь не как к устоявшимся схемам, а как к отправным точкам дальнейших открытий».

Важной задачей высшего образования является формирование у студентов современного стиля мышления. Это необходимо для успешного усвоения знаний, как в настоящем, так и в будущем. Стиль мышления всегда связан с научной картиной мира. Например, во времена господства механической картины мира было общепринятым представление, согласно которому любой процесс природы допускает описание в терминах механики, любой закон движения и взаимодействия сводится к классическим законам механики. И. Кант писал в этот период, что без принципа механизма природы не может быть никакого естествоведения вообще. [Кант И. Критика способности суждения. СПб, 1898. С. 313].

«Мне кажется,— говорил крупнейший физик XIX в. Уильям Томсон,— что истинный смысл вопроса: понимаем или не понимаем физическое явление? — сводится к следующему: можем ли мы построить соответственную механическую модель? Я остаюсь неудовлетворенным, пока я не построю такой модели; если я смогу ее сделать — я пойму; в противном случае я не понимаю» [Цит. по кн.: Спиркин А. Курс марксистской философии. М: Соцэкгиз, 1963. С. 79].

Для современного стиля мышления характерна диалектичность. Это понимание того, что сами понятия, знания об объекте развиваются, что всякое знание имеет границы применимости, это умение отказываться от прошлых и принимать новые идеи, как бы они ни противоречили здравому смыслу. Но это умение досталось большой ценой. Именно отсутствие такого умения было причиной того, что многие ученые в период, известный в науке под названием кризиса в физике, отошли от материализма. Ученые не могли поверить, что классическая механика, эта внутренне стройная, законченная система, применяющаяся в разных научных областях и оправдавшая себя на практике бесчисленное множество раз, может иметь границы своей применимости. Ломка всегда трудна, но в то же время она необходима для развития диалектических свойств мышления. Поэтому формирование у студентов современной научной картины мира и одновременно представлений об ее эволюции есть необходимое условие формирования у них современного стиля мышления. Овладение этим стилем мышления, в свою очередь, является основой для дальнейшего образования.

Процесс формирования у учащихся современной научной картины мира целесообразно разделить на два этапа. На первом этапе — назовем его подготовительным — все вопросы, относящиеся к научной картине мира, рассматриваются одновременно, параллельно с предметным материалом в течение всего обучения. На втором этапе — заключительном — научная картина мира должна стать предметом специального рассмотрения в целях систематизации всех знаний, показа учащимися процесса познания и связи научной картины мира со стилем мышления. Очень важно на этом этапе привлечь внимание студентов к тем фактам из истории науки, которые привели к смене картин мира.

Создание картины мира — это не открытие новых законов, а построение на основе существующих (т.е. открытых) модели, наиболее полно отражающей мир. (Грубый пример: кубики спрятаны в различных частях комнаты. Их сначала надо найти — этим занимается конкретная наука. Потом из них строят здание, более или менее похожее на то, что находится за окном, — картина мира).

Эти ответы свидетельствуют о том, что научная картина мира действительно способна выполнить в содержании образования функцию систематизации всех знаний и что эти вопросы представляют значительный интерес для учащихся.

Системность знаний студентов — это такая совокупность знаний, структура которой подобна структуре научной теории. Для того чтобы знания у учащихся были системными, они должны знания, получаемые в процессе обучения во временной и линейной последовательности, непрерывно перестраивать, связывая эти знания друг с другом в зависимости от их статуса в теории. В качестве средства для такой перестройки выступают знания о знаниях, схемы описания видов знаний. Для целостного усвоения знаний по основам наук необходимо создание у учащихся представления о научной картине мира. Процесс ее формирования можно образно сравнить с постройкой здания. В качестве строительного материала выступают понятия, факты, законы. Этот материал используется для постройки отдельных этажей здания — научных теорий. Крышей этого здания является научная картина мира. Именно в ней все связывается, давая при этом знание целостное и большее, чем содержится в каждой теории в отдельности.

Формирование системности знаний студентов связано с осознанностью усваиваемых теоретических знаний, с сохранением их в памяти целыми блоками. А это сокращает нагрузку на память. Системность знаний и те средства, которые применяются для ее достижения, являются предпосылкой дальнейшего рационального овладения знаниями. В самом деле, коль скоро студент будет осознавать природу знаний, пути их получения и фиксации, состав и структуру научной теории, столь скоро он сможет осмысливать новые знания по образцу той структуры, которая им усвоена в школе. Установка на осмысление знаний в определенной структуре побуждает обучающегося формулировать вопросы, на которые он должен будет искать ответ в разных источниках, критически рассматривать новую информацию. Все это является необходимыми элементами творческого мышления.

Обучение, формирующее системные теоретические знания, как мы видели, оказывает положительное влияние на интерес студентов к науке.

Таким образом, полноценное обучение всегда развивает и воспитывает, т.е. при этом выполняется основной принцип дидактики, утверждающий неразрывность обучения, развития и воспитания.

В заключение надо подчеркнуть, что системность — хотя и очень важная, но не единственная характеристика знаний студентов. Их знания характеризуются и другими качествами, такими как осознанность, систематичность, прочность, гибкость (умение ими оперировать в различных нестандартных ситуациях), действенность. Выяснение качественных характеристик знаний, их взаимосвязи, условий их формирования должно привлечь внимание не только ученых-дидактов, но и всех творчески работающих преподавателей высшей школы.

Вывод: только в органическом сочетании непосредственного опыта, отвлеченного мышления и интуиции рождается высший интегральный тип познания.

Интуиция, вдохновение не вызываются ни научной, ни логической мыслью. Наука может осуществлять свои завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от оков строгого рассуждения, которые называются воображением, интуицией (по В.Вернадскому).

Оглавление    
Глава 2.2, «Методология познания» Глава 3, «Теория и практика реализации системного анализа. Рабочие этапы реализации системного анализа»