Лекции и учебные пособия по системному анализу

Системный анализ

«Теория систем и системный анализ»

Ю. П. Сурмин

Оглавление    
Глава 1: История возникновения и становления системного подхода, «Сущность и основные характеристики системности» «Мир в свете системных представлений»

1.2. Возникновение и развитие системных идей

Основные этапы развития системных идей

Формирование системных идей происходило очень медленно в процессе становления человеческого общества и культуры. Системные идеи, как и любое явление природы и общества, прошли несколько важнейших этапов.

Первый этап начался в глубокой древности и завершился к началу ХХ ст. Это этап возникновения и развития системных идей, которые складывались в практической и познавательной деятельности людей, шлифовались философией, носили разрозненный характер. Возникали и оформлялись отдельные идеи и понятия. Нередко они представляли собой нечаянные интуитивные открытия тех или иных выдающихся ученых, философов и мыслителей.

Второй этап развертывается с начала прошлого века до его середины, когда происходит теоретизация системных идей, формирование первых системных теорий, широкое распространение системности во все отрасли знания, освоение их системными идеями. Системность превращается в научное знание о системах, оформляется как инструмент познавательной деятельности.

Третий этап характеризуется тем, что происходит превращение системности в метод научных исследований, аналитической деятельности. Он развертывается со второй половины 50-х годов и совпадает с началом научно-технической революции, которая максимально использовала системный метод для научных открытий, осуществления технологических разработок. Системность к концу ХХ ст. становится всеобщим мировоззрением, которое используют специалисты всех отраслей.

Становление философских основ системного подхода представляет собой длительный процесс. Слово «система» появилось в Древней Греции 2000-2500 тыс. лет назад. Однако зачатки системных идей возникли в еще более глубокой древности. В ее первооснове лежит целостное мифологическое восприятие людьми всего сущего. Системность как видение мира в виде целостности взаимосвязанных элементов складывалась в процессе эволюции человеческой практики и мышления. Ее становление происходило благодаря нескольким факторам:

  1. проникновению человека в ходе познания окружающего мира во внутреннее устройство вещей и явлений, где всякий раз обнаруживались многообразные взаимосвязи и иные атрибуты системности;
  2. вследствие мыслительной деятельности, когда постоянно происходило разложение целого на части и, наоборот, соединение его составляющих;
  3. в ходе практической деятельности по созданию целого из нескольких частей, а также делению целого на части. Разбивая, дробя, ломая, человек всякий раз улавливал потерю целого.

Отсюда следует, что в качестве источников системных идей выступали:

  • практическая деятельность людей, которая постоянно обнаруживала структуры, целостность объектов и явлений, взаимосвязи между ними. Целое и части всегда присутствовали в хозяйственной деятельности, торговле, военном деле, строительстве и т.д.;
  • философия, которая осмысливала, обтачивала основные понятия системности, отрывала от реальной действительности и поднимала в облака абстрактности;
  • естественные знания и науки, которые формировали системность видения природы;
  • социальные науки, науки о человеке, которые вырабатывали системный подход к обществу.

Рассмотрим подробнее этот великий исторический процесс накопления сокровищ системности.

Практической жизни людей, несомненно, принадлежит ведущая роль в формировании массовых системных представлений. Человек либо сталкивался с системами, либо созидал их, либо подвергал нещадным разрушениям. Знаменитые египетские пирамиды, ирригационные системы Древнего Китая, как правило, открывают огромные списки сложнейших сооружений древности. Принципы целостности и соразмерности, учета влияния на рукотворный объект многообразных факторов окружающей среды широко применялись в строительстве, торговле, военном деле и других областях. Практика постоянно требовала соблюдения этих принципов. Классическим примером недооценки внешних факторов, действующих на систему, является одно из семи чудес света — 35-40-метровая статуя бога солнца Гелиоса, сооруженная на входе в гавань острова Родос, т. н. Колосс Родосский. Она простояла 50 лет (некоторые исследователи называют более точную цифру — 66 лет) и рухнула во время землетрясения в 225 г. до н.э. Самым уязвимым местом оказались колени — выше колен статуя согнулась таким образом, что голова и плечи уперлись в землю. Обломки почти 1000 лет лежали на берегу бухты уроком нарушения принципа системности, закрепив в сознании людей сентенцию «Колосс на глиняных ногах».

Важнейшие факторы практической жизни, которые влияли на формирование системного отношения к действительности:

  • усложнение и нарастание многообразия человеческой деятельности и ее продуктов. Все более сложные и взаимосвязанные орудия и результаты труда, его организация заставляли задумываться о целом и частях, гармонии взаимодействий между ними. Переход от простой орудийной деятельности к машинному производству, а от него — к системно-техническому развитию наращивал практический эффект от системности;
  • проникновение системных идей во все виды профессиональной деятельности. Каждая профессия начинает оперировать определенной системой знаний, умений и навыков, которые периодически обновляются в зависимости от происходящих в обществе научных, технических и производственных революций;
  • нарастание системности в образовании людей. Образование в древних обществах предполагало обучение человека всему своду знаний. По мере роста и дифференциации знаний образование стало в той или иной мере разрешать противоречие между системами имеющихся профессиональных знаний. В современном образовании системность выступает не только характеристикой целостности и достаточности знаний, но и методом их получения.

Идеи системности в методологическом контексте встречаются уже в древних обществах. Гениальны догадки античных философов о системности мира. Так, Анаксагор (ок. 500-428 до н.э.) широко использовал два постулата: «все во всем» и «из всего — все», которые в зачаточном виде улавливают системные законы, которые будут открыты лишь в ХХ ст. Демокрит из Абдер (ок. 470 или 460 — ок. 360 до н. э.) выдвинул идею атомного строения, взаимосвязи.

Чаще всего в древней философии использовался термин «целое». Древнеримский философ и оратор Марк Туллий Цицерон (106-43 до н. э.) неоднократно подчеркивал, что мировой организм есть неразрывное целое и все элементы мироздания гармонично связаны между собой. В трактате «О природе богов» писал: «...достойно восхищения больше всего то, что мир так устойчив и представляет собой неразрывное целое, настолько приспособленное к сохранению своего существования, что более приспособленного невозможно и вообразить себе» [37, с.139].

Однако системные идеи в древнем мире носили эпизодический характер. Понятие «система» употреблялось нечасто. Так, Эпикур (341-270 до н.э.) применял его для характеристики системы знаний. Чаще всего это понятие использовалось для обозначения космоса, мирового порядка, всеобщей организованности Вселенной. При этом вселенский порядок рассматривался как божественный порядок, т.е. заданный богами, или как естественный порядок, присущий изначально всему. Позже под системой стали понимать сложную философскую систему, которая объясняет все сущее. Такой вклад в системность внес великий философ древности Аристотель (384-322 до н. э.). Он создал первую философскую систему, в которой систематизировал знания античного мира. Важнейшей составляющей мировоззрения Аристотеля является учение о космосе, который воспринимался им как «порядок», «гармония», «закономерная Вселенная». Основную свою заслугу в понимании космоса он видел в том, что первым перестал «порождать Вселенную», изменил акцент ее толкования с генетического подхода на структурный.

В формировании основных категорий философии системного видения мира немаловажную роль сыграла средневековая философия, которая проделала огромную интеллектуальную работу в выработке категорий «целостность», «часть» и «целое». Изнурительные схоластические споры средневековых философов и теологов, их стремление систематизировать христианское учение в немалой степени способствовали открытиям ряда философских категорий, гносеологическому осмыслению целостности.

Идеи системности получают особенно интенсивное развитие в эпоху Возрождения, когда начинает возрождаться на новой основе мировоззрение целостного восприятия человеком действительности. Единство и целостность природы — основополагающий тезис философских доктрин этой удивительной эпохи. Нависающие над миром жизнелюбивые фигуры людей на фоне идеально проработанных пейзажей вселенского типа на портретах мастеров этой эпохи — это существенный признак усиления системного видения мира, подчиненного человеческим интересам. Бернардино Телезио (1509-1588) вплотную приближается к постижению принципа самодвижения, который реализуется в пассивной, как бы мертвой материи, за обладание которой борются активные начала.

В философских работах нового времени делается попытка придания понятию «система» четкости и привязки его к определенной области знания. Под системой тогда понимали чаще всего систему знания. Иммануил Кант (1724-1804) этим понятием пользуется довольно свободно. Его можно по праву считать создателем двух систем: философской и космологической. В работе «Всеобщая естественная история и теория неба» он применяет это понятие к космическим образованиям и тем самым онтологизирует его. Вместе с тем он употребляет это понятие и в гносеологическом смысле, понимая под системой единство многообразных знаний, связанных общей идеей.

Выдающийся немецкий философ, представитель классического идеализма Иоганн Готлиб Фихте (1762-1814) предпосылкой практической философии считал научно разработанную теоретическую систему, науку о науке, развил систему категорий бытия и мышления, в качестве метода познания видел субъективную интеллектуальную интуицию. Он разработал проект устройства немецкого буржуазного общества в форме «замкнутого торгового государства». Признавал системность научного знания, но сводил ее к системности формы, а не содержания.

Обогащению категории «система» в немалой степени способствовал Георг Гегель (1770-1831). Система как философская категория не была у него предметом рассмотрения. Но зато всякий предмет, к которому он обращается, раскрывается им как органическая целостность, которая развивается и проходит некоторые этапы жизни. При этом объективный идеализм Гегеля наложил отпечаток и на системность, которая выступала у него как некоторое свойство движущейся идеи. Как пишет Л. А. Петрушенко, определенность, целостность и замкнутость, способность к диалектическому развитию как саморефлексии и рефлексии вовне, способность быть дискретным и непрерывным, частью и целым — это, с точки зрения Гегеля, такие особенности абсолютного духа, которые на уровне природы, материи отражаются как системность и иерархичность (стадийность), обладающие историческим характером [20, с. 131]. По сути дела системность у Гегеля обрела методологический характер. Но это не методология действующего субъекта, а способ существования идеи. Вместе с тем Гегель довольно четко понимал систему как развивающуюся внутри себя целостность, связывал системность с самодвижением, применял эту категорию к объектам природы, общества и к знанию.

Несомненный вклад в понимание природы систем, особенно социальных, внесли великие утописты-социалисты: Франсуа Мари Шарль Фурье (1772-1837) обосновал идею взаимосвязанности и гармонии социальных систем; Клод Анри Сен-Симон (1760-1825) развилл идеи интеграции социальных систем, выступил основоположником европейской интеграции; Роберт Оуэн (1771-1858) —выдающийся организатор и рационализатор производства, предпринял попытку организации и проведения эксперимента по проверке общества, построенного на принципах социальной справедливости. Все утописты, начиная с Платона, обосновывали идеи проектирования и конструирования социальных систем.

Заслуга Карла Маркса (1818-1883) в развитии идей системности заключалась в том, что, благодаря ему, системность начали рассматривать с позиций материализма. Система стала полноценным явлением окружающей природы, общества и человеческого мышления. Маркс был первым философом, который создал целостную систему знаний об обществе, где системность становится системным подходом, методом научного познания. Однако К. Маркс специально не исследовал системность. Будучи противником построения абстрактных систем, он чаще пользовался термином «организм», широко использовал основные понятия системного подхода. Идеи системности были распространены К. Марксом на общество и его подсистемы.

Идея развития систем получила основательное обоснование в работах Фридриха Энгельса (1820-1895) » Анти-Дюринг», «Диалектика природы», «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». Энгельс сформулировал важнейшие положения системного мировоззрения. Наиболее важные:

  • представление об объективном мире как бесконечно большой, вечной, неоднородной и саморазвивающейся системе;
  • наличие всеобщей объективной взаимосвязи и взаимообусловленности в природе;
  • обоснование идеи организации как на уровне природы, так и общества;
  • рассмотрение взаимодействия между элементами на базе механизма притяжения и отталкивания;
  • круговорот материи как форма всеобщего взаимодействия и направленного развития;
  • положение о критических точках, в которых происходит перестройка объектов и переход их от одного качества к другому.

Не анализируя системные идеи в философии ХХ ст., которые требуют специального осмысления, рассмотрим сначала еще одно русло системных идей — естественнонаучное знание. При этом в самих естественных науках можно выделить несколько важнейших русел, по которым текли ручьи системности, образуя в последующем целые реки.

На первом плане, несомненно, стоит космология. Уже в глубокой древности сложились первые космологические взгляды. Они заключались в том, что Земля неподвижно покоится в центре Вселенной, а Солнце и другие планеты вращаются вокруг нее. Сформировавшаяся на основе опыта тысячелетий человечества и просуществовавшая почти 1400 лет система Клавдия Птолемея (ок. 90 — ок. 160), изложенная в его труде «Альмагест», была заменена космологической системой Николая Коперника (1473-1543), изложенной им в работе «Об обращениях небесных сфер» и опубликованной после смерти. На основании данных астрономических наблюдений Н. Коперник пришел к выводу, что геоцентрическая система Птолемея неверна и должна быть заменена гелиоцентрической.

В развитии нового системного видения Вселенной значительные роли сыграли немецкий ученый Иоганн Кеплер (1571-1630), установивший законы движения планет вокруг Солнца; итальянский ученый Галилео Галилей (1564-1642), открывший спутники Юпитера и выступивший как мученик науки, защищавший перед инквизицией истину — вращение Земли. Одна из его самых знаменитых книг называлась весьма показательно: «Беседы о двух системах мира — птолемеевой и коперниковой».

Значителен вклад в системность обвиненного в ереси и сожженного на костре инквизиции Джордано Бруно (1548-1600). Космологически мир по Бруно — это система систем. Благодаря ему стала утверждаться концепция бесконечности Вселенной и бесчисленного множества миров.

Пьер Симон Лаплас (1749-1827) в своих трактатах «Наложение системы мира» и «Трактате о небесной механике» разработал основы небесной механики, обосновал возникновение Солнечной системы из первичной туманности, состоявшей из раскаленного газа и простиравшейся далеко за пределы самой дальней планеты. Солнечная система формировалась в процессе сплющивания туманности и возникновения в ней центробежной силы, под влиянием которой от туманности по ее краю отделялись кольца газовой материи. Из них потом формировались комки, давшие начало планетам и их спутникам. Таким образом, космологическая система перестала быть некоторой божественной и единственной данностью, она обрела свое прошлое, настоящее и будущее.

В последующие столетия и десятилетия были созданы интересные концепции, дополняющие и развивающие представления о космосе. Наиболее революционна концепция расширяющейся Вселенной, созданной американским астрономом Эдвином Хабболом (1889-1953), который сформулировал ее, сопоставляя скорости движения галактик.

Не менее важную роль в становлении системных идей сыграло развитие теорий строения вещества, которые обосновали существование микромира систем.

У древних греков мир состоит из нескольких первооснов, стихий (огонь, воздух, земля, вода), затем появляются идеи строения всего сущего из атомов древнегреческих атомистов Левкиппа (ок. 500-440 до н.э.) и Демокрита из Абдер (ок. 470 или 460 — примерно 360 до н.э.). В основе мира согласно Демокриту лежат два начала — атомы и пустота. «Атомос» в переводе с греческого означает «неделимое». Атомы он считал мельчайшими, неделимыми частицами, которые носятся в пустоте и отличаются друг от друга лишь формой, размерами, порядком и положением. Сталкиваясь и сцепляясь один с другим, они образуют тела и вещи, с которыми мы имеем дело в повседневной жизни. Демокрит, однако, не объяснял, почему атомы соединяются так, а не иначе. С позиций атомизма объяснял он и духовные явления. Душа, согласно Демокриту, построена из наиболее подвижных шарообразных атомов, из которых состоит и огонь. Он обращал внимание также на такие свойства сущего, как гармония, симметрия и естественные причины явлений.

Революционным прорывом в области строения вещества явилось открытие в 1869 г. периодической системы элементов Д. И. Менделеевым (1834-1907). В работе «Опыт системы элементов, основанный на их атомном весе и химическом сходстве» ученый заложил принципиально новый подход к пониманию системности как всеобщего и основополагающего принципа материи. Дальнейшее развитие науки привело к построению модели атома как системы, а также так называемых элементарных частиц, которые сами оказались довольно сложными системами.

Понимание атома стало системным благодаря Эрнесту Резерфорду (1871-1937). Он предложил концепцию планетарного строения атома, когда вокруг позитивно заряженного ядра вращаются негативно заряженные электроны. Концепция получила уточнения в работах датского физика Нильса Бора (1885-1962), который обнаружил дуализм электрона, выступавшего в виде частицы и волны. А позже Вернером Карлом Гейзенбергом (1901-1976) была заложена целая наука — квантовая механика, объяснявшая движение электрона в атоме.

Продвигали вперед идеи системности и биологические науки. Более полутора тысяч лет господствовали взгляды Клавдия Галена (ок. 130 — ок. 200) о том, что артериальная и венозная кровь — это разные жидкости. Первая «разносит движение, тепло и жизнь», а вторая призвана «питать органы». Систему кровообращения именно как систему в 1616 г. описал Вильям Гарвей (1578-1657). Антони Ван Левенгук (1632-1723) посредством наблюдений через усовершенствованный им микроскоп обнаружил мир микроорганизмов, что, несомненно, внесло важный вклад в понимание среды системы. Идея о микробиологических системах, микробиологической среде, что называется, «повисла в воздухе». Карл Линней (1707-1778) систематизировал весь растительный и животный мир Земли. Он не сделал выдающихся открытий ни в ботанике, ни в зоологии, но предложил систему научного наименования растений и животных. Показательно название одного из его трудов — «Система природы». Системность К. Линнея — это системность не столько природы, сколько способа ее видения, т.е. его системность носит методологический характер. Жан Батис Ламарк (1744-1829) аргументировал изменения растений и низших животных под воздействием окружающей среды, которые приобретают ту или иную форму и свойства.

Выдающийся английский ученый Чарлз Дарвин (1809-1882) на основе разнообразных фактов создал концепцию, которая объяснила происхождение видов благодаря естественному отбору, согласно которому выживают и оставляют потомство наиболее приспособленные к существующим условиям особи. В своей книге «Происхождение видов» он осмысливает влияние среды на организмы, процессы естественного отбора, адаптации и эволюции.

Изложение всех ступеней на длинной лестнице восхождения к системному пониманию явлений природы требует специальных исследований. Не имея возможности изложить эволюцию системных идей, отметим, что многие достижения в науке и технике обусловлены системными представлениями, которые всякий раз, когда свершается новое открытие, подтверждают свои творческие потенции. Системный подход очень плодотворен. Он становится мощным генератором научных идей.

Возникновение и развитие науки о системах

Методология научного познания немыслима без системного подхода, ставшего особенно популярным во второй половине ХХ ст. Хотя системные представления существовали издавна, поскольку одной из важнейших извечных категорий философии является категория «целое», первый вариант общей теории систем был предложен в 1912 г. А. А. Богдановым (псевдоним; настоящая фамилия Малиновский; 1873-1928) в виде учения о тектологии.

A. А. Богданов — это философ (основоположник раскритикованной B. И. Лениным концепции эмпириомонизма, а также создатель тектологии), политический деятель (занимал видное место в российском социал-демократическом движении), писатель (автор нескольких утопических романов), врач и один из организаторов системы здравоохранения в СССР.

А. А. Богданов отличался оригинальными философскими взглядами, характеризовался нестандартностью мышления. Уважая В. И. Ленина как революционера (даже признавая себя его учеником в политике), был непреклонен в философских разногласиях с ним, активно возражал против его установок, осуждал крайности в политике. Он писал, что нельзя быть последователем учителя, не идя дальше него и не расставаясь с ним. Застывшие догмы порождают авторитарные нравы. Самые мертвые из мертвецов те, которые приковали себя к чужой могиле (в науке, философии). А. А. Богданов очень противоречивая натура. Его постоянно заносило в крайности — от субъективного идеализма до народопоклонничества, доходило до попыток замены философии «организационной наукой». Но в целом это был правдоискатель с обостренным чувством нового, демократ-просветитель, деятельный человек. Его тектологические размышления предвосхитили современные теории самоорганизации и общих систем. Разочаровавшись в политике, испытывая постоянные обвинения в еретизме, он отошел от нее, самоотверженно увлекся наукой, основал первый в мире институт переливания крови и погиб, проводя на себе рискованный опыт. По всей видимости, если бы не трагическая смерть, то жизнь его не была бы долгой и счастливой. При жизни он не принял Великую Октябрьскую социалистическую революцию, дистанцировался от правящей партии, хотя сотрудничал с большевиками. Он резко осуждался компартійними функционерами за неортодоксальность и даже не избежал кратковременного ареста. В 30-е годы ему бы припомнили разногласия с Лениным, в качестве документального подтверждения его преступления вспомнили бы критику его Лениным на страницах «Материализма и эмпириокритицизма». Так что А. А. Богданов был бы наверняка репрессирован.

«Всеобщую организационную науку, — отмечает А. А. Богданов, — мы будем называть «тектологией"[8], что в переводе с греческого означает «учение о строительстве». Термин «строительство» является синонимом для современного понятия «организация». Тек-тология Богданова — это общая теория организации и дезорганизации, наука об универсальных типах и закономерностях структурного преобразования любых систем. Несомненно, что А. А. Богданову удалось заложить основы новой синтетической науки, хотя и не получавшей признания длительное время.

Основная идея тектологии состоит в тождественности организации систем разных уровней: от микромира — до биологических и социальных систем. Относительно социальных процессов А. А. Богданов считал, что всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. Он полагал, что дезорганизация частный случай организации. Во всем мире происходит борьба организационных форм, и в ней побеждают более организованные формы (неважно, идет ли речь об экономике, политике, культуре или идеологии). Это происходит из-за того, что организационная система всегда больше, чем сумма ее составляющих элементов, а дезорганизационная — всегда меньше суммы своих частей. Поэтому главная задача тектологии заключается в лучшей организации вещей (техники), людей (экономики) и идей.

А. А. Богданов считал, что всякую деятельность человека можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения. Это положение — ключевая позиция современного менеджмента. Богданов внес заметный вклад в становление и развитие науки управления. Он выступает представителем организационно-технологического подхода к управлению. Отмечал, всякая задача может и должна рассматриваться как организационная.

А. А. Богданов одним из первых в мире ввел понятие системности. Состояние системы определяется равновесием противоположностей. В результате непрерывного взаимодействия формируются три вида систем, которые он подразделяет на организованные, неорганизованные и нейтральные.

Ученый разработал идею о структурной устойчивости системы и ее условиях. В самой системе одним из первых увидел два вида закономерностей:

  1. формирующие, т.е. закономерности развития, приводящие к переходу системы в другое качество;
  2. регулирующие, т.е. закономерности функционирования, способствующие стабилизации нынешнего качества системы.

Он ввел также ряд интересных понятий, характеризующих этапы развития различных систем. Так, термин «комплексия» употреблялся им для обозначения ситуации, когда система представляет собой чисто механическое объединение элементов, между которыми еще не начались процессы взаимодействия. Это характерно для случаев, когда, скажем, предприниматель начинает создавать организацию (набрал кадры, закупил технику, нанял помещение и т.д.), но она еще не функционирует.

Термин «конъюгация» (по Богданову) означает уже такой этап развития системы, когда начинается сотрудничество между ее отдельными элементами системы (например, работники установили между собой формальные и неформальные отношения).

Термин «ингрессия» выражает этап перехода системы к новому качеству (например, рост сплоченности, взаимопонимания, сработанности коллектива), а понятие «дезингрессия», наоборот, означает процесс деградации системы, ее распада как целостного объединения.

В Берлине А. А. Богданов опубликовал свои идеи. С ними ознакомился австрийский биолог и философ Людвиг фон Берталанфи (1901-1972), который создал второй вариант общей теории систем. В 30-40-е годы Берталанфи, работая в Вене, заложил основы концепции организмического подхода к организованным динамическим системам, обладающим свойством эквифинальности, т.е. способностью достигать цели независимо от нарушений на начальных этапах развития. Он обобщил принципы целостности, организации и изоморфизма в единую концепцию. Сначала применил идею открытых систем к объяснению ряда проблем биологии и генетики, но потом пришел к выводу, что методология системного подхода является более широкой и может быть применима в различных областях науки. Так возникла идея общей теории систем.

Л. Берталанфи достаточно четко сформулировал проблему построения общей теории систем. Для этого необходимо: во-первых, сформулировать общие принципы и законы поведения систем безотносительно к их специальному виду и природе составляющих их элементов и строгим законам в нефизических областях знания; во-вторых, заложить основы для синтеза научного знания в результате выявления изоморфизма законов, относящихся к различным сферам деятельности. Идеи Берталанфи привлекли внимание международной научной общественности, а идеи Богданова оказались невостребованным потенциалом науки. Это тот, почти библейский случай, когда идеи, как зерна: одни упали на неподготовленную почву, а другие — на благодатную.

Л. Берталанфи сыграл огромную роль в становлении и популяризации системного подхода. В 50-е и 70-е годы ХХ ст. он работал в США и Канаде. Судьбоносной для системных идей стала его работа в Чикагском университете — мировом центре методологии. Там же складывалась школа выдающихся социологов. Поэтому неудивительно, что системный подход сразу же вошел в социологическую науку и как теория, и как принцип, и как знание, и как метод исследования. Л. Берталанфи — основоположник целого научного направления, связанного с созданием общей теории систем. Он первым поставил саму задачу построения этой теории. Общая теория систем мыслилась им как фундаментальная наука, исследующая проблемы систем различной природы.

Существенный недостаток в понимании Л. Берталанфи общей теории систем состоял в том, что он объявил ее заменяющей философию, что вызвало справедливые возражения философов. Если обратить внимание на содержание общей теории систем, то в нее входят в основном формализованные науки, которые хорошо применимы к относительно простым системам. Потребность исследования сложных систем заставляет использовать качественный анализ, которым владеют философские науки. Но философии систем в общей теории систем места не нашлось. Поэтому произошло раздвоение общей теории систем (ОТС) на ОТС в широком смысле и на ОТС в узком (рис. 3).

Схема общей теории систем в представлении Л. Берталанфи

Рис. 3 — Схема общей теории систем в представлении Л. Берталанфи

Сама ОТС в узком смысле также в значительной мере осталась количественно-формальной наукой.

Последующее развитие системных знаний привело к тому, что возникло несколько вариантов общей теории систем в узком смысле слова, сформировалось знание, которое отражало отдельные стороны систем, появились значительные наработки о системах различной природы: физических, химических, биологических, психических и социальных.

В качестве особого и главного популяризатора системных идей выступила научно-техническая революция, которая обеспечила бурное развитие системного подхода. На Западе идеи теории систем развивали такие ученые, как Р. Акофф, О. Ланге, Р. Мертон, М. Ме-сарович, Т. Парсонс, У. Росс Эшби и др. В СССР в 60-70-е годы проблемы системологии, создания общей теории систем были также очень популярными. Исследованиями здесь занимались В. Г. Афанасьев, В. М. Глушков, В. П. Кузьмин, Ю. Г. Марков, И. Б. Новик, Л. А. Петрушенко, В. Н. Садовский, М. И. Сетров, В. С. Тюхтин, А. И. Уемов, Э. Г. Юдин и другие ученые.

Системный подход широко распространился в экономике, социологии, психологии и др. В социологии большой вклад в развитие системных представлений об обществе внесли В. Г. Афанасьев, Р. Мертон, Т. Парсонс, П. А. Сорокина и др. Значительно развиты в социологии целые течения теорий, получившие название функционализм, структурализм и структурный функционализм.

Торжество системного подхода в экономической науке связано с лауреатом Нобелевской премии 1973 г. Василием Леонтьевым, который исследовал структуру экономики, разработал метод экономических расчетов «затраты — выпуск», «методом межотраслевого баланса». Политологическое применение системного подхода обеспечено трудами М. Вебера. Системность в психологии предопределена исследованиями П. А. Анохина, А. А. Леонтьева, А. Р. Лурии. Проникновение системных идей в управление подготовлено исследованиями Р. Акоффа, В. Г. Афанасьева, В. М. Глушкова.

К настоящему времени в мире насчитываются десятки тысяч публикаций по проблемам системного подхода, теории систем и системного анализа. Можно говорить о существенном обновлении системных идей, которое связано с работами В. А. Карташова, С. А. Кузьмина, И. И. Пригожина, В. Н. Спицнаделя, Г. Хагена и др.

Оглавление    
Глава 1: История возникновения и становления системного подхода, «Сущность и основные характеристики системности» «Мир в свете системных представлений»