Авторские статьи по системному анализу

Системный анализ

«Наука глазами системолога»

И. М. Борзенко

Материалы международного симпозиума «Наука, антинаука и паранормальные верования». Москва, 3−5 октября 2001г.

Введение

Цель доклада — обратить внимание на фундаментальное значение системно-организационного подхода (системологии) для ответа на вопрос о единых формах, направлениях и темпах развития общенаучного знания.

Актуальность такого анализа связана, по крайней мере, с двумя достаточно известными — позитивным и негативным — обстоятельствами. К позитиву относится, прежде всего, решающая роль науки для судеб всего человечества. Здесь можно говорить, во-первых, о неисчерпаемом потенциале научной деятельности для раскрытия творческих способностей человека, во-вторых, о производительной силе научного знания, и, наконец, в-третьих, об объединительной, мировоззренческой функции науки, о которой напоминают нам все сколько-нибудь широко мыслящие философы и ученые (В. И. Вернадский, Дж. Хаксли, А. Д. Сахаров, Н. Н. Моисеев и многие другие), анализирующие пути выхода из ставшего очевидным многоаспектного глобального кризиса.

Как обнаружилось в последние десятилетия, творческая, производительная и мировоззренческая мощь современной науки, к сожалению, стала всё больше сдерживаться целым рядом принципиальных факторов. Речь идет о языковой и фактической раздробленности науки, об утере роли нравственных рычагов в развитии естественнонаучного знания и (В. Л. Гинзбург [1] и др.), об общем снижении темпов прогресса науки.

Системно-организационная картина мира позволяет выявить взаимосвязь между всеми перечисленными проблемами и логически скрепить отдельные дисциплины и в целом естественное и гуманитарное знание в единую науку, обобщающую и осмысливающую прошлый и настоящий опыт человечества. Структурно такая наука должна стать прочной базой для целостного научно-философского мировоззрения, включающего осмысление предельных целей человеческого существования. Примером попытки дать очерк такого типа науки может быть, например, учение В. И. Вернадского о ноосфере [2], в котором человек рассматривается не просто как биосоциальное, а как биосоциокосмическое существо, на которого, в конечном итоге, возлагается ответственность за судьбу всей «нашей» расширяющейся Вселенной (И. Д. Новиков, А. Д. Линде и др. [3]), т. е. ответственность за обеспечение максимально высокой жизнестойкости человека и мира. Вслед за В. И. Вернадским будем называть такое мировоззрение «ноосферным гуманизмом» [4]. Близкое по смыслу название — «научный (эволюционный) гуманизм» — использовал известный создатель современной эволюционной теории биолог Дж. Хаксли.

Принципы системологии

Несколько слов «телеграфно» о становлении и содержании важнейших принципов системно-организационного подхода. Основоположники современной системологии — А. А. Богданов [5], В. И. Вернадский и другие. Философские предпосылки — диалектический материализм, органическая логика Вл. Соловьева [6], работы позитивистов. Вклад современной науки — кибернетика, синергетика, физика и астрофизика, генетика. Практический импульс — бурное развитие теории и практики сложных социотехнических систем во второй половине XX в.

Системология вооружает нас системной логикой. Эта логика по масштабу охвата совпадает со всеобщностью математики и диалектики, приближаясь по конструктивности к первой, а по гибкости ко второй. Диалектическую логику и математику можно рассматривать как частные случаи системологии. Так, любые диалектические законы могут быть детально расписаны на языке системной логики. Математику же можно рассматривать как абстрагированные от природной содержательности случаи предельно адаптированных к окружающей среде систем. Последние приобретают в этой ситуации закрытый характер, а все свойства элементов систем и отношений между ними фиксируются с помощью аксиом.

Для полноты описания биосферы и космоса во всем разнообразии присущих им изменчивых форм движения язык системологии представляется наиболее адекватным.

В соответствии с исходными постулатами всеобщей системологии весь мир можно рассматривать как совокупность взаимодействующих системных комплексов. Это взаимодействие сводится к процессам обмена между системами и их элементами. В мире косной природы взаимодействие определяется количественными (вещественно-энергетическими) показателями обмениваемых элементов. В живой природе в соответствии с постулатами кибернетики решающее значение наряду с количественными имеют качественные (информационные) показатели элементов. С логической точки зрения в целом системы суть функционально определенные, структурно упорядоченные и адаптивно реорганизующиеся множества элементов. Внешние и внутренние функции систем, их иерархические и одноуровневые структуры характеризуются соответствующими обменными потоками. Адаптивная организация и дезорганизация систем — определяющее их существование свойство.

Ключевые понятия адаптивной реорганизации систем — окружающая среда, внутренние возможности систем, организованность. Использование информации позволяет живым системам сохранять свои функциональные структуры и ориентироваться в окружающей среде. Управление есть фундаментальная функция живых (биологических, социальных) и созданных человеком специальных технических систем, обеспечивающая их сохранение и развитие. Организационные и дезорганизационные процессы, происходящие в неживой природе без использования информационных обменов, хотя, строго говоря, не относятся к управлению, но осуществляются в полном соответствии с общими законами системологии, изучаемыми, в частности, теорией самоорганизации (синергетикой).

С позиций системологии ценностно-ориентационная деятельность человека опирается на понятие качества организованности систем. В первую очередь это относится к законам сохранения форм и движения, их устойчивости. Применительно к живым организмам и социальным системам — это принципы самосохранения. Средство достижения этой цели — гармонизация обменных потоков внутри системы и с окружающей средой. Возможны два способа такой гармонизации. В системологии им соответствуют «степень» и «высота» организованности систем. Первый случай — адаптация к текущим условиям. Его недостаток — возможность дезорганизации при резкой смене условий окружающей среды. Более дальновидный — второй способ, сохраняющий функциональную гибкость систем при внешних изменениях. Эволюция шла по этому пути. Лучший пример высоты организованности — сам человек (свобода выбора с ориентацией на обстоятельства). В этом случае язык и адекватные гуманитарные знания становятся важнейшими средствами оценки качества организованности и соответствующей ориентации в сложных ситуациях межчеловеческого общения и социального развития.

Человеческая история идет по пути увеличения высоты организованности общества: социумы, сориентированные лишь на степень организованности, гибнут. В ранние эпохи проблемой адаптации была стихия, затем — выживание человека среди себе подобных. Сейчас человечество вступило в заключительную стадию социогенеза. Могущество человека в овладении природой и в борьбе с себе подобными достигло такой силы, что увеличение высоты организованности начинает (по закону сатурации, насыщения) лимитироваться биофизической конечностью самой планеты. В. И. Вернадский назвал это динамическое состояние переходом биосферы в состояние ноосферы. Эпоха социогенеза сменяется эпохой ноокосмогенеза, цель которого — дальнейшее развитие всей ноокосмосферы к её высшей общепланетарной организованности и, следовательно, к достижению человечеством высшей жизнестойкости.

Ноосферный гуманизм

Для последующих формулировок удобно использовать историко-проективный подход к структурированию мировоззренческих систем. В этом случае любое мировоззрение можно рассматривать как состоящее из двух частей. Первая, ретроспективная часть фиксирует знания, логически увязывающие фактический опыт прошлого. Во второй, перспективной части содержатся знания об ожидаемом будущем, которые неизбежно носят вероятностный и прогностический характер. В настоящем времени, здесь-и-теперь люди принимают решения о тех или иных действиях, опираясь на своё мировоззрение и оценки складывающихся ситуаций, связывая тем самым прошлое и будущее в единое целое. В адекватных научно-философских мировоззрениях первая часть в основном представляется наукой (естественной и гуманитарной), а вторая — философией или (по К. Ясперсу [7]) философской верой. Последняя отличается от религиозной веры, во-первых, своими рационалистически оформленными положениями и, во-вторых, возможностью критического осмысления.

В соответствии с изложенным, содержание основных положений ноосферного гуманизма состоит из двух частей.

Первая часть — это всеобщая наука о единстве человека, жизни и Вселенной и всеобщих законах их системно-организационного строения, функционирования и развития.

Вторая часть — это философская вера в решающую роль человеческого разума (1) в деле достижения ближайшей цели мирового развития — общепланетарного согласия, т. е. перехода биосферы в состояние ноосферы [2], (2) в определении стратегической, асимптотически-предельной цели дальнейшего развития мира с целью достижения его максимально возможной жизнестойкость, эквивалентной высшей организованности мира и (3) в деле достижения этой предельной цели, т. е. определения средств и методов глубинного преображения и сознательной регуляции человека и среды его обитания.

Решение проблемы предельной цели, о которой говорится во второй части определения, представляется невозможным без использования той всеобщей науки, о которой говорилось выше. С другой стороны, сформулированная предельная цель предопределяет приоритетные нравственные требования к развитию универсальной науки, позволяет по самому большому счету оценивать её эффективность.

Конечно, всё богатство человеческих оценок прекрасного, благородного, идеального никакой логикой на уровне структур и потоков взаимодействий никогда не опишешь. Здесь системология, разумеется, не конкурирует не только с гуманитарными науками, но и с биологией, физикой, географией, химией. Да этого и не требуется. Роль системологии в её отношениях с другими, частными науками состоит в ее интегративной, синтетической функции. И в этом её революционное, фундаментальное значение для всех наших знаний в естественнонаучной и гуманитарной сферах. Системология позволяет рассматривать все эти разнохарактерные предметные области с единой организационной точки зрения, с одной общесистемной позиции, устанавливая между ними логическое, организмическое и телеологическое единство, обеспечивая формально-структурную, организационно-функциональную и потенциально-содержательную полноту и, как следствие, языковое взаимопонимание. Тем самым все научные дисциплины «стягиваются» из своих автономных закоулков в единый иерархический «организм-знание», в единую системно организованную науку. Хаосу языковой дифференциации противопоставляется порядок и единство интеграции. Аналитический характер маркирования элементов системы и их взаимодействий дополняются фундаментальными синтетическими обобщениями.

Системологический синтез особенно важен для переброски языковых мостков между естественнонаучной сферой, изучающей отношения между объектами, и гуманитарной сферой, изучающей отношения между объектами и субъектами или между субъектами. Ключевое значение имеет понятие качества организованности системных комплексов. В рамках человеческой деятельности качество (функция степени и высоты) организованности систем как целостностей обычно определяется иррациональными или интуитивными оценками эстетики, этики, вкуса и т. д. В общем случае познания рациональное (логическое) и иррациональное (внелогическое) знания дополняют друг друга.

Заключение

Представленное мировоззрение очерчивает контуры общенаучного языка и намечает пути определения стратегической или комплементарной актуальности тех или иных исследований. Продвижение вперед по пути реализации системологического проекта может привести к значительному улучшению взаимопонимания ученых различных областей знания, к концентрации их усилий на приоритетных направлениях развития науки, способствуя тем самым повышению эффективности её общего прогресса.

По поводу эффективности можно добавить следующее. Системно-организационное представление обустройства мира существенно углубляет и укрепляет единую методологическую базу любых научных исследований, значительно облегчает постановку и решение междисциплинарных проблем и может сыграть значительную эвристическую роль при изучении сложных (например, биосоциокосмических) научных задач.

Литература:

  1. Гинзбург В. Л. О физике и астрофизике. — М., 1995.
  2. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере. / «Начало и вечность жизни». — М., 1989.
  3. Новиков И. Д. Как взорвалась Вселенная. — М., 1988.
  4. Борзенко И. М. Ноосферный гуманизм. // Возможность невозможного: планетарный гуманизм для России и мира. — М., 2001.
  5. Богданов А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука. В 2-х кн. — М., 1989.
  6. Соловьев B. C. Философские начала цельного знания. Соч. в 2 т. Т. 2. — М., 1989
  7. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М., 1994.